На главную

 Полезные ссылки
 Новости
 Форумы
 Знакомства
 Открытки
 Чат
 Гостевая книга

 Интернет-журнал
 Истоки
 О духовном
 Богом избранный
 Земля обетованная
 613 мицвот
 Время испытаний
 Персоналии
 Книжная полка
 Еврейский треугольник
 Мужчина и женщина
 Наш календарь
 
 Информагентство
 Хроника событий
 Пресса
 Из жизни общин
 Мы и политика
 Колонка редактора
 Наше досье
 Фотоархив
 
 Интернет-лоция
 Каталог ресурсов
 Еврейские организации
 
 Деловой мир
 Торговая площадка
 Инвестиционная площадка
 Площадка высоких технологий
 Бизнес-услуги
 Новости бизнеса
 Котировки и курсы
 e-Ресурсы
 Бизнес-досье
 
 Бюро услуг
 Благотворительность
 Дорога жизни
 Житейские услуги
 
 ОТдых И ДОсуг
 Стиль жизни
 Вернисаж
 Еврейская мама
 Еврейский театр
 Игры он-лайн
 Анекдоты, юмор
 Шпиль, балалайка
 Тесты
 Гороскопы
 Один дома
 Виртуальный роман
 Конкурсы
 Виртуальные открытки
 Знакомства
 Тутти-еврутти
 
 Наш клуб
 Концепция
 Как стать членом клуба
 Устав IJC
 Имею сообщить
 Гостевая книга
 Чат
 Форумы
 Конференции
 


Реклама на IJC

RB2 Network

RB2 Network
Реклама на IJC


ИСТОРИЯ ИЗРАИЛЯ

ХОВЕВЕЙ ЦИОН

В конце 1870-х гг., за несколько лет до воцарения Александра III и начала погромов, в сотнях городов и местечек черты оседлости стали образовываться сионистские кружки и клубы. Некоторые из них назывались просто "партиями" или "со браниями", другие носили название "Эзра" или "Маккавеи"46, и все они входили в движение Хо-вевей Цион ("Ревнители Сиона"). Его участников объединяло общее кредо: "Для народа Израиля нет иного спасения, кроме создания собственного государства в Эрец-Исраэль". Следуя классическим других национальных движений Европы,некоторые из этих групп начинали с создания курсов иврита и еврейской истории, хоров, гимнастичкских кружков, организаций самообороны. Собрания проводились тайно, поскольку сионизм, как и другие движения национальных меньшинств, в царской России не имел легального статуса. Дело осложнялось тем, что в Ховевей Цион не было централизованного руководства.

В этих условиях Пинскер, ставший благодаря всеобщему признанию стихийным лидером нарождавшегося сионистского движения, выступил в 1884 г. с инициативой созыва конференции представителей Ховевей Цион. Во избежание конфликта с царскими властями решено было собраться в Катовице, городе в немецкой Силезии. На открытии присутствовали 34 делегата. В качестве первоочередной была принята задача финансирования еврейских поселений в Палестине, поскольку, по общему мнению, только в Эрец-Исраэль народ Израиля сможет создать жизнестойкое общество и нацию. Центр Ховевей Цион находился в Одессе. Оттуда его председатель Пинскер направлял в Палестину возрастающий поток евреев-эмигрантов. В этом заключался определенный парадокс, поскольку сам Пинскер был противником постепенного переселения. Он считал, что сначала следует сплотить сионистов в Европе, а потом созвать международный еврейский конгресс, который поставил бы еврейский вопрос перед правительствами мира. Однако на конференции эта точка зрения не нашла "поддержки, и в дальнейшем Пинскер посвятил свои усилия задаче колонизации Палестины, чему сам он придавал куда меньшее значение.

Как показало время, Пинскер, а затем и Герцль недооценивали значения постепенной колонизации. В 1890 г. движение Ховевей Цион добилось определенного, хотя и неофициального признания со стороны русского правительства, но не как националистическая организация, а как "Общество вспомоществования евреям-земледельцам и ремесленникам в Палестине и Сирии". Впоследствии деятельность Пинскера по пропаганде эмиграции в Святую землю имела большой успех в среде европейского еврейства. Пинскер умер в 1891 г., успев создать идеологическую базу и организационную структуру Ховевей Цион, упорядочить деятельность в области колонизации Палестины и добиться того, чтобы движению не грозили в России преследования государственной власти.

В 1890-х гг. идеи Ховевей Цион быстро распространились в Европе и Америке, получили широкую поддержку в Румынии, где еврейство по численности было не меньшим, чем в России. В Габсбургской империи движение возглавили в основном выходцы из Восточной Европы, жившие в Вене. Одним из них был Смоленский. Позже к нему присоединился д-р Натан Бирнбаум - автор термина "сионизм". В Берлине группы Ховевей Цион были основаны студентами из России. Видное место среди них занимали Лео Моцкин48, Хаим Вейцман и Шмарьяху Левин49. Такие же группы позже были организованы и студентами из немецких евреев, в том числе будущими лидерами немецкого сионизма - Виктором Якобсоном, Вилли Бамбусом и Артуром Хантке. В Англии организация Ховевей Цион была основана выдающимися представителями сефардской0 общины - полковником Альбертом Голдсмитом и Эли д'Авигдором (ее отделения получили название "шатров"). Благодаря эмигрантам из России и нескольким известным раввинам - Густаву Готхайлю, Вениамину Солду и Маркусу Ястрову - группа последователей Хове_ Цион появилась в начале 1880-х гг. даже в Соединенных Штатах. Таким образом, ко времени деятельности Герцля в Европе и Америке уже были заложены основы широкого сионистского движения. Именно участники этого движения составили большинство последователей Герцля, а также 90 процентов делегатов 1-го Сионистского конгресса в 1897 г.

В конце XIX века идеи сионизма захватили, конечно, лишь авангард мирового еврейства, но ими уже нельзя было пренебречь. Истоки сионизма восходят отчасти к еврейской обрядности и традиции, для которой мессианский образ Сиона был такой же реальностью, как география диаспоры. Сионизм укрепил связи с ортодоксальными верующими, введя в свой календарь ряд традиционных еврейских праздников, соотносившихся с героическими эпизодами еврейской истории и сельскохозяйственными сезонами в Палестине. Естественно поэтому, что после 1881 г., когда перед еврейством особенно остро встала проблема избавления от преследований, идея возвращения на родину была для его религиозных деятелей привлекательнее, чем перспектива переселения в эмансипиро-ванные страны Запада. Кроме того, черпая вдохновение в еврейском национализме и видя в нем пример для себя, сионисты у Хаскалы позаимствовали две особенно важные составляющие нового движения: иврит с его библейскими ассоциациями и убеждение в том, что еврейский вопрос следует решать решительно и на основе логики, отказавшись от фаталистического погружения в традиционную ортодоксию. Если бы не этот жесткий прагматизм, неизвестно, смогла бы еврейская интеллигенция России усвоить безжалостный анализ положения, данный Пинскером. Именно ее воспри-имчивость позволила сионизму придать свойственной восточноевропейским евреям склонности к миграциям идеологическую устремленность, которую они сохранили и в Эрец-Исраэль, несмотря на все трудности ишува.

ГЛАВА II ВОЗВРАЩЕНИЕ НАЧИНАЕТСЯ

СВЯЗЬ С ЗЕМЛЕЙ

На полпути между Цфатом и Нахарией, на севере Израиля, возвышается на тысячу метров над уровнем моря изрезанная террасами гора ха-Ари, с которой одновременно открывается вид и на Средиземное море на западе, и на озеро Киннерет на юго-востоке. Поворачивая на запад, дорога ведет прямо к находящейся у уступа горы деревушке Пкиин, застроенной домишками из песчаника. Здесь живут вперемежку друзы, арабы и евреи. У въезда в деревню стоит старинная синагога. По преданию, два резных камня, встроенных в кладку ее стен, взяты из древнего Храма, разрушенного римлянами почти две тысячи лет назад. В такую же глубокую старину уходят корни семьи Заинати, которая молится в этой синагоге. Члены семьи гордятся тем, что они - единственные израильские евреи, предки которых не покидали Святой земли с тех времен, когда здесь существовало последнее еврейское государство. Щуплые и смуглые евреи Пкиина, одинаково свободно говорящие на иврите и по-арабски, возделывают землю, разводят шелковичных червей и сохраняют свои святыни и историческую память. Скрывая добродушную усмешку, они позволяют глазеть на себя туристам, пораженным тем, что видят "самых настоящих'' евреев.

Действительно, они и есть "самые настоящие" - эти внешне схожие с арабами евреи, воплощение всегда сохранявшейся реальной связи ев-рейства с Палестиной. Пусть римляне опустошили всю страну в период между 70-м и 135-м гг. н.э., пусть перебили 600 тысяч человек, а еще 300 тысяч обратили в рабство - даже после этого здесь каким-то чудом уцелело несколько тысяч евреев. Неся бремя непомерных налогов, не имея права вернуться в свою древнюю столицу, они поселились в Галилее, обрабатывали землю, занимались ремеслами. В позднеримскую эпоху уцелевшая от разгрома еврейская община сумела возродиться. На протяжении трех столетий города, деревни и поля процветали и простирались даже до Прибрежной равнины. Еврейская культура обнаруживала признаки необыкновенной жизнестойкости. Например, как раз в этот период был составлен Иерусалимский Талмуд. Более того, еврейское население продолжало численно расти после арабского завоевания в VII веке и при турках-сельджуках, в XI веке оно насчитывало 300 тысяч человек.

Однако это многообещающее развитие было прервано с приходом крестоносцев. При христианах уничтожение евреев приобрело такой размах, что в 1169 г., когда Биньямин из Туделы, испанский путешественник, посетил Святую землю, он нашел там всего тысячу еврейских семей. Однако и в эти времена евреи упорно держались за свою землю. Через восемнадцать лет Салах ад-Дин (Саладин), султан Египта, нанес сокрушительное поражение европейцам56, и это стало началом процесса, в результате которого столетие спустя из Палестины были изгнаны последние крестоносцы. Затем, при мусульманском правлении, склонном к терпимости, мизерные остатки еврейского населения Пале-ины начали увеличиваться за счет переселенцев. Они прибывали из Северной Африки, из Европы, главным образом, из Испании, где тогда существовала самая большая в диаспоре еврейская община. Кстати, еще до начала деятельности инквизиции в Испании около 5 тысяч евреев-сефардов (Сфарад на иврите - Испания) уже заняли доминирующее положение в общине Святой земли. В их среде ассимилировались арабизированные евреи - мустаарибин, а диалект сефардов - ладино - стал обиходным языком палестинского еврейства.

Однако самым важным импульсом, толкнувшим десятки тысяч сефардов к бегству, была, конечно, деятельность инквизиции, а затем и декрет 1492 г. об изгнании евреев из Испании. Не менее 8 тысяч сефардов переселилось в Палестину. Это событие совпало с завоеванием Леванта в 1517 г. оттоманскими турками; первое столетие турецкого правления оказалось неожиданно благоприятным для евреев. Затем в Палестину из Средиземноморья устремилась новая волна переселенцев, среди них было множество каббалистов, приверженцев Зохара - произведения еврейского мистицизма, в котором предрекалось неминуемое возрождение Божественного присутствия в реальном мире. В испанских событиях каббалисты усмотрели предзнаменование, требующее возвращения на землю предков, где надлежало ожидать прихода Мессии. Многие из них поселились в оставленном крестоносцами городе Цфате. Причиной этого было то, что в окрестности Цфата находилась могила рабби Шимона бар Иохая, считавшегося автором Зохара.

XVII - XVIII веках к ним присоединились новые поселенцы - ашкеназы, евреи из Центральной и Северной Европы (Ашкеназ на иврите o- Германия). Большинство среди них составляли хасиды. Как и многие сефарды, хасиды были приверженцами каббалистической литературы и мистиками, хотя более эмоционально-экстатического толка. К началу XVIII века сефардско-ашкеназское население Цфата составляло 16 тысяч человек. Хотя часть переселенцев получала благотворительную помощь из-за границы, большинство жителей зарабатывало на жизнь лудильным и сапожным ремеслом, торговлей пряностями, а иногда и земледелием.

В других районах Палестины еврейское население было значительно малочисленнее. Сефарды попробовали было, заручившись разрешением оттоманского султана, создать общину в древней Тверии (Тиберии), но им не удалось привлечь туда поселенцев. Позднее от подобных попыток пришлось отказаться из-за сопротивления местных арабов, однако и по сей день в этом небольшом городе на берегу озера Киннерет среди сравнительно недавно приехавших еврейских иммигрантов живет небольшое число темнокожих евреев, говорящих по-арабски. Аналогичные попытки создать общину были и в Хевроне, известном тем, что там похоронены еврейские патриархи. Однако даже в 1890 г., во время расцвета еврейской колонизации Хеврона, там едва ли насчитывалось более 1500 человек, в большинстве своем сконцентрированных вокруг трех-четырех религиозных школ. Но основной задачей ишува было еврейское возрождение Иерусалима - города, где некогда находился древний Храм; он считался по праву главным среди других "святых городов" Палестины, куда входили еще Цфат, Хеврон и Тверия. Однако с самого начала все попытки утвердиться в Иерусалиме были почти заведомо обречены. После I века н.э. в течение трех с половиной столетий римского правления ни одному еврею не было позволено ступить на землю разоенной столицы. В эпоху арабского владычества горстка евреев вернулась туда, и небольшая община существовала даже при крестоносцах. Однако со второго столетия оттоманского господства жизнь евреев и христиан становилась все труднее и труднее. В 1700 г. группа, состоявшая из полутора тысяч ашкеназских евреев под руководством рабби Иехуды Хасида ха-Леви предприняла героическую попытку поселиться в Иерусалиме. Около 500 из них умерло, так и не достигнув Святого города, а из числа переселившихся через 25 лет сохранилась лишь община из 30 семей. "Сборщики налогов подстерегают нас в засаде и, подобно волкам и львам, готовы пожрать нас", - писал один из них. Голландский еврей Симон ван Гельдерн, побывавший в Иерусалиме в 1776 г., обнаружил там около 2 тысяч говоривших по-арабски сефардов и марокканских евреев и всего лишь нескольких выходцев из Европы. "Через пятьдесят лет в этой стране не останется ашкеназов", - писал он.

Ван Гельдерн не преувеличивал. Оттоманская администрация вела себя все более жестоко, и даже некогда процветавшее еврейское население Цфата к 1800 г. сократилось до 3 тысяч человек. С начала XIX века арабские разбойники беспрепятственно хозяйничали в Галилее и периодически устраивали набеги на этот маленький городок в горах. В 1837 г. Цфат пережил сильное землетрясение - самое страшное стихийное бедствие в истории современной Палестины. После этого наиболее энергичные из жителей города переселились в Иерусалим и Хеврон. Две тысячи человек, которые остались в Цфате, были в большинстве своем престарелыми пиетистами, ничем не отличавшимися от своих соплеменников в Иерусалиме. Всего в четырех "святых городах" в это время жило около б тысяч евреев. Доведенные поборами и тиранией властей до последнего предела, они считали покаяние сутью своей мученической жизни.

Продолжение следует



сделать домашней
добавить в закладки

Поиск по сайту

Самые читаемые страницы сегодня

Анонсы материалов
© Copyright IJC 2000-2002   |   Условия перепечатки



Rambler's Top100