На главную

 Полезные ссылки
 Новости
 Форумы
 Знакомства
 Открытки
 Чат
 Гостевая книга

 Интернет-журнал
 Истоки
 О духовном
 Богом избранный
 Земля обетованная
 613 мицвот
 Время испытаний
 Персоналии
 Книжная полка
 Еврейский треугольник
 Мужчина и женщина
 Наш календарь
 
 Информагентство
 Хроника событий
 Пресса
 Из жизни общин
 Мы и политика
 Колонка редактора
 Наше досье
 Фотоархив
 
 Интернет-лоция
 Каталог ресурсов
 Еврейские организации
 
 Деловой мир
 Торговая площадка
 Инвестиционная площадка
 Площадка высоких технологий
 Бизнес-услуги
 Новости бизнеса
 Котировки и курсы
 e-Ресурсы
 Бизнес-досье
 
 Бюро услуг
 Благотворительность
 Дорога жизни
 Житейские услуги
 
 ОТдых И ДОсуг
 Стиль жизни
 Вернисаж
 Еврейская мама
 Еврейский театр
 Игры он-лайн
 Анекдоты, юмор
 Шпиль, балалайка
 Тесты
 Гороскопы
 Один дома
 Виртуальный роман
 Конкурсы
 Виртуальные открытки
 Знакомства
 Тутти-еврутти
 
 Наш клуб
 Концепция
 Как стать членом клуба
 Устав IJC
 Имею сообщить
 Гостевая книга
 Чат
 Форумы
 Конференции
 


Реклама на IJC

RB2 Network

RB2 Network
Реклама на IJC


Кто открыл караимскую Трою?

Достаточно ли мы знаем о караимах? А. Фиркович в XIX в. собрал огромную и уникальную коллекцию рукописей на караимском, древнееврейском, самаритянском, арабском и других языках. Книга Вихновича -- увлекательное повествование, включающее не только материалы о жизни Фирковича, но и сведения по истории караимов, хазар, евреев Восточной Европы, а также по истории еврейской письменности

Вихнович В. Л. Караим Авраам Фиркович.

СПб.: Центр "Петербургское востоковедение", 1997. - 208 с.

Сергей Ромашко

Девятнадцатый век был не только веком "дикого" капитализма, но и веком "дикого" коллекционирования. Многие виды собирательской и исследовательской деятельности только становились в то время профессиональным занятием, однако даже присутствие профессионалов не всегда помогало делу (самый яркий пример - находки Шлимана). Да и представления о том, кому и на каких правах должны принадлежать те или иные сокровища, только формировались. Так что "сбор коллекций" нередко производился под дулами орудий и пулеметов или при помощи иных штатных средств.

Орудий в распоряжении Авраама Фирковича не было. Были только невероятная целеустремленность, упорство, бесстрашие (в сороковые годы он дважды побывал на охваченном войной Кавказе), а где надо - и хитрость. Некоторые уловки, помогавшие приобретать бесценные сокровища, навсегда остались его тайной.

Авраам Фиркович был, без сомнения, личностью незаурядной. Иначе не стал бы родившийся в 1787 году на Волыни, в Луцке, мельник одним из духовных лидеров караимов - адептов религиозного движения, отколовшегося в VIII веке от ортодоксального иудаизма. Страсть Фирковича к собиранию старинных книг родилась из его стремления к возрождению духовной культуры караимов, их древней мудрости. Был в его разысканиях и чисто практический смысл: в конце XVIII века центры восточноевропейского караимства (Крым, Украина, Литва) оказались в составе Российской империи, и открытия в области караимских древностей могли помочь общине караимов получить от властей привилегии.

В течение нескольких десятилетий Фиркович занимался пополнением своей коллекции - причем вел упорные поиски не только в России. Он дважды побывал на Ближнем Востоке (во время второго путешествия ему было под восемьдесят!). В результате Фирковичу удалось собрать огромную и уникальную коллекцию рукописей на древнееврейском, самаритянском, караимском, арабском и других языках, которая попала в конце концов в Императорскую публичную библиотеку в Санкт-Петербурге, где хранится и по сей день.

После смерти Фирковича, когда его собрание сделалось объектом пристального научного изучения, возникли сомнения в достоверности датировок некоторых рукописей, а затем и в подлинности самих рукописей. Надо сказать, дух фальсификации витает над многими коллекциями той поры. Нет смысла, однако, судить коллекционеров по меркам нашего времени - ведь то были люди иного склада и иной исторической ситуации, так что многое, что нам представляется недопустимым, было для них оправданным. Успех Фирковича-коллекционера стал, как это ни странно, его злым роком: рукописей оказалось так много, что специалисты явно не справлялись с их обработкой. К тому же ученая полемика, разгоревшаяся по поводу его собрания, порой выходила за рамки науки, а жертвами этого зачастую становились и сами рукописи, и посмертная слава их собирателя. Однако сегодня ученые склоняются к выводу, что огромная ценность коллекции, даже принимая во внимание страсть Фирковича к "удревнению" находок, не подлежит сомнению.

Книга В. Л. Вихновича - увлекательное повествование, включающее не только материалы о жизни Фирковича, но и сведения по истории караимов, хазар, евреев Восточной Европы, а также по истории еврейской письменности. Правда, иной раз расширение контекста наводит на мысль о невозможности объять необъятное, но это самая простительная слабость для книги подобного рода.

http://www.russ.ru/journal/zloba_dn/97-11-11/romash.htm




сделать домашней
добавить в закладки

Поиск по сайту

Самые читаемые страницы сегодня

Анонсы материалов
© Copyright IJC 2000-2002   |   Условия перепечатки



Rambler's Top100