На главную

 Полезные ссылки
 Новости
 Форумы
 Знакомства
 Открытки
 Чат
 Гостевая книга

 Интернет-журнал
 Истоки
 О духовном
 Богом избранный
 Земля обетованная
 613 мицвот
 Время испытаний
 Персоналии
 Книжная полка
 Еврейский треугольник
 Мужчина и женщина
 Наш календарь
 
 Информагентство
 Хроника событий
 Пресса
 Из жизни общин
 Мы и политика
 Колонка редактора
 Наше досье
 Фотоархив
 
 Интернет-лоция
 Каталог ресурсов
 Еврейские организации
 
 Деловой мир
 Торговая площадка
 Инвестиционная площадка
 Площадка высоких технологий
 Бизнес-услуги
 Новости бизнеса
 Котировки и курсы
 e-Ресурсы
 Бизнес-досье
 
 Бюро услуг
 Благотворительность
 Дорога жизни
 Житейские услуги
 
 ОТдых И ДОсуг
 Стиль жизни
 Вернисаж
 Еврейская мама
 Еврейский театр
 Игры он-лайн
 Анекдоты, юмор
 Шпиль, балалайка
 Тесты
 Гороскопы
 Один дома
 Виртуальный роман
 Конкурсы
 Виртуальные открытки
 Знакомства
 Тутти-еврутти
 
 Наш клуб
 Концепция
 Как стать членом клуба
 Устав IJC
 Имею сообщить
 Гостевая книга
 Чат
 Форумы
 Конференции
 


Реклама на IJC

RB2 Network

RB2 Network
Реклама на IJC


И как один умрем...

Первое документальное исследование о сталинской политике в отношении евреев. Геннадий Костырченко. Тайная политика Сталина. Власть и антисемитизм. - М.:
Международные отношения, 2001, 784 с.

Книга доктора исторических наук Геннадия Костырченко, увидевшая свет только что, стала первым исследованием на эту тему, основывающимся не на слухах и догадках, а на ранее не публиковавшихся архивных документах. Автору удалось обнаружить документальные свидетельства антисемитского крена советской внутренней политики 1940-1950-х годов, и речь не идет только о гонениях на различные еврейские организации, борьбе с "безродными космополитами" или "деле врачей" (подобные факты приводили и многие предыдущие поверхностные исследователи).
Геннадий Костырченко приводит множество документов тех лет,
в которых говорится о непропорционально высоком проценте евреев в том или
ином органе власти или учебном заведении: документы направлены явно не
против какой-либо политической группы, а именно против конкретной
национальности.
Первый подобный документ советской национальной политики, имеющий
антиеврейскую направленность, датирован 1939 годом. До этого такие документы
появлялись только в национальных республиках в рамках политики "коренизации" (повышения доли титульной национальности в органах управления и учебных заведениях), но они были в той же мере антиеврейские, как и антирусские (в обмен на повышение доли титульной национальности опускали долю русских и евреев). До 1923 года такие документы вовсе отсутствовали, национальная
политика в области кадров в 1917-1923 годах была пущена на самотек. Хотя не надо быть семи пядей во лбу, чтобы увидеть, что этот "самотек" пошел на пользу евреям - тому было несколько причин, и Костырченко их, к сожалению,
не рассматривает, но мы попытаемся это сделать за него в конце рецензии.
Особенный интерес представляет объективно проанализированная автором борьба  между "евсекциями" и сионистами в 1918-1920 годах: иногда можно встретить утверждения, что борьба коммунистов с сионистами и с преподаванием иврита и основ иудаизма в те годы - это уже первые зачатки антисемитизма, но из книги Костырченко явственно следует, что на самом деле это была внутриеврейская борьба, в которой одна еврейская группировка использовала свою близость к власти для борьбы с другой (подобно тому, как в 2000-2001 г.г. в РФ
сторонники Берл Лазара использовали свою близость к власти для борьбы со
сторонниками Адольфа Шаевича). Евреи-коммунисты боролись с ивритом, но зато
массовое распространение получило обучение и издание газет на идиш и т. д.
Несмотря на то что книга Костырченко издана при финансовой поддержке
Российского еврейского конгресса и часть ее тиража (800 экземпляров из 3000)
сразу выкуплена Фондом Сороса для бесплатного распространения в областных и
районных библиотеках РФ, автор старается в большей степени угодить
исторической истине, чем своим спонсорам. В заключительной главе его книги
рассматриваются исторические мифы о сталинском антисемитизме, самый главный
из которых - миф о готовившемся выселении евреев в Сибирь. Автор приводит
множество фактов и аргументов в пользу того, что никакого выселения не
готовилось, и нам остается добавить к ним и один свой аргумент: за весь
послевоенный период не выселен ни один народ, то есть такая практика к 1953
году ушла в прошлое.
Единственный недостаток книги - слабый анализ событий периода Гражданской
войны. При прочтении первых глав книги создается впечатление, что автор
хочет поставить под сомнение всеобщий антисемитизм белых так же, как и
абсолютное юдофильство красных. Хотя автор задался целью анализировать
события более позднего периода, тем не менее представляется невозможным
рассматривать всплеск общественного антисемитизма в 20-е годы и
государственного в 40-е в отрыве от всплеска еврейской пассионарности на
рубеже 20-х годов и "абсолютного" юдофильства большевистского руководства
первых лет советской власти.
В книге приводятся интересные данные из еврейских источников: с осени 1917
года по апрель 1921-го (у автора менее четкая формулировка: "за годы
Гражданской войны") было 1236 еврейских погромов. Относительно количества их
жертв Костырченко утверждает, что "точных подсчетов не велось", и приводит
цифры из БСЭ: "в годы Первой мировой и Гражданской войн 150-200 тыс. евреев
были убиты или ранены в результате погромов и боевых действий". В то же
время тот же еврейский источник, который приводит цифру в 1236 погромов,
дает и соответствующую им цифру - 31071 убитых во время погромов евреев:
армия Петлюры совершила 493 погрома, в которых было 16706 убитых;
маргинальные крестьянские армии-банды - 359 погромов с 8086 убитыми; армия
Деникина - 213 погромов с 5235 убитыми; Красная Армия - 106 погромов с 725
убитыми; польская армия - 32 погрома с 134 убитыми; остальные - 33 погрома с
185 убитыми. 17% погромов совершено белыми и 8,5% - красными, но Костырченко
не указывает, что в результате погромов белые убили 17% евреев, а красные -
лишь 2%. То есть белых погромов было не только вдвое больше, но они были еще
и вчетверо кровавее (красные погромы в отличие от белых всегда быстро
пресекались командованием).
Для выяснения уровня распространения антисемитизма у белых нужно обращаться
не к фактам осуждения погромов Деникиным, а к настроениям белогвардейской
массы. Многие знают, что песню царской армии, начинающуюся со слов "смело мы
в бой пойдем за Русь святую и как один умрем за дорогую" красноармейцы
переделали, но почти никто сейчас не знает, что рядовые белогвардейцы
переделали эту песню еще более специфически: "Смело мы в бой пойдем за Русь
святую и всех жидов побьем, сволочь такую". Этот факт дает возможность
понять, чего реально стоили все антипогромные заявления Деникина (кстати,
Александр Дубровин тоже осуждал погромы, считая, что от них страдает
еврейская беднота, в то время как главный враг черносотенцев - еврейские
банкиры).
Автор приводит множество цифр, свидетельствующих о высокой доле евреев в
различных советских управленческих органах, особенно в 20-е годы, не ставя
цели найти этому объяснение. Как нам представляется, тут может быть как
минимум три причины: 1) по переписи 1897 года говорящие на еврейском языке
составляли 4,0% жителей Российской империи и 14,8% горожан, партийные же
активисты тогда были почти исключительно горожанами; 2) недоступность для
евреев постов в госуправлении при царе сделали их привлекательными для них
при большевиках; 3) большая часть русской интеллигенции и вообще элиты
симпатизировала белым и антисемитам и поэтому неохотно шла на работу в
советские органы власти, уступая дорогу туда евреям. Антисемитам и белым
симпатизировали не только те русские интеллигенты, которые не хотели идти на
службу к красным, но и даже часть тех, кто был вынужден согласиться на такую
службу: генерал Брусилов в своих мемуарах резко критически отзывается о
Ленине и пересказывает анекдот, появившийся сразу после смерти Владимира
Ильича: "комсомолец агитирует бабушку: "Ленин умер, а идеи его живы…". А
бабушка отвечает: "Вот то-то, милок, и худо, что Ленин умер, а иудеи-то его
остались живы". Знаменитый Михаил Булгаков явно симпатизировал
белогвардейцам ("Белая гвардия", "Бег") и тайно - антисемитам (идеологом
травли профессора Преображенского в "Собачьем сердце" выступает не
кто-нибудь, а еврей Швондер).
Михаил Тульский


 




сделать домашней
добавить в закладки

Поиск по сайту

Самые читаемые страницы сегодня

Анонсы материалов
© Copyright IJC 2000-2002   |   Условия перепечатки



Rambler's Top100