На главную

 Полезные ссылки
 Новости
 Форумы
 Знакомства
 Открытки
 Чат
 Гостевая книга

 Интернет-журнал
 Истоки
 О духовном
 Богом избранный
 Земля обетованная
 613 мицвот
 Время испытаний
 Персоналии
 Книжная полка
 Еврейский треугольник
 Мужчина и женщина
 Наш календарь
 
 Информагентство
 Хроника событий
 Пресса
 Из жизни общин
 Мы и политика
 Колонка редактора
 Наше досье
 Фотоархив
 
 Интернет-лоция
 Каталог ресурсов
 Еврейские организации
 
 Деловой мир
 Торговая площадка
 Инвестиционная площадка
 Площадка высоких технологий
 Бизнес-услуги
 Новости бизнеса
 Котировки и курсы
 e-Ресурсы
 Бизнес-досье
 
 Бюро услуг
 Благотворительность
 Дорога жизни
 Житейские услуги
 
 ОТдых И ДОсуг
 Стиль жизни
 Вернисаж
 Еврейская мама
 Еврейский театр
 Игры он-лайн
 Анекдоты, юмор
 Шпиль, балалайка
 Тесты
 Гороскопы
 Один дома
 Виртуальный роман
 Конкурсы
 Виртуальные открытки
 Знакомства
 Тутти-еврутти
 
 Наш клуб
 Концепция
 Как стать членом клуба
 Устав IJC
 Имею сообщить
 Гостевая книга
 Чат
 Форумы
 Конференции
 


Реклама на IJC

RB2 Network

RB2 Network
Реклама на IJC


Режиссерский театр от Б до Ю. Разговоры под занавес века. Выпуск 1. Авторы проекта и редакторы-составители Анатолий Смелянский, Ольга Егошина. - М.: Московский Художественный театр, 1999, 530 с.

Голоса друзей

Режиссеры, которых мы выбираем...

В СИНЕЙ обложке, с воспроизведенным на ней фрагментом макета Гордона Крэга к мхатовскому “Гамлету”, на тонкой белой бумаге, с хорошим, “неразлетающимся”, переплетом, книга “Режиссерский театр от Б до Ю” дышит респектабельностью. Ее хочется взять в руки. Стараниями составителей и издателей тираж подоспел как раз к началу Всероссийского форума “Театр: время перемен”, который прошел в Москве в начале марта, и в первый день раздаривался делегатам. Название форума - как посвящение - значится на фронтисписе книги.

На следующей странице под заглавием несколько смущает упоминание “Выпуск I”. Дело в том, что в случае с “целевыми” изданиями (а привязанность к форуму чувствуется и, как сказано выше, продекларирована) вторые тома, в отрыве от самого мероприятия, как правило, задерживаются и даже не выходят вовсе.

Ладный переплет позволяет книгу прочесть. Хорошо, когда нет претензий на всеохватность и энциклопедический характер, хорошо, когда это театрально и остроумно обыграно и алфавитной неполнотой: не от А до Я, а всего лишь от Б до Ю... Плохо, когда за этой “скромностью” и игривой театральностью обыкновенная тенденциозность. Тут, к слову уж, вспоминается и давешняя история с главным детищем того же издательства и того же редактора -двухтомник “Художественный театр. 100 лет”. Пока шла работа над книгой, ее иначе как энциклопедией никто и не называл. Когда же двухтомник вышел и оказалось, что это, по сути, юбилейное издание МХАТа имени Чехова, которым руководит Олег Николаевич Ефремов (не случайно в список ста “лучших” или “главных” спектаклей театра вошли и великие спектакли основателей-основоположников и все или почти все постановки Ефремова, удачные и неудачные; спектаклей другого МХАТа в двухтомнике, конечно, нет), все причастные в один голос стали отрицать его “энциклопедизм”. Ну, да что вспоминать?..

По старой, усвоенной с детства привычке знакомство с книгой начинаю с оглавления: Анатолий Смелянский, Ольга Егошина -“Век режиссуры” (надо понимать, вступительная статья). Дальше: Сергей Бархин, Давид Боровский, Брук, Брустин, Анатолий Васильев, Гинкас, Гротовский... Додин, Доннеллан, Ефремов, Женовач, Захаров... Мнушкина, Някрошюс... Юрский. Статья Бархина называется “Приемы борьбы”, статья Ефремова - “Больше всего устаешь от ответственности”... Заголовок у каждого - свой. Но, открыв книгу. как положено, с начала, с удивлением отмечаешь, что это не статьи и вообще не авторские тексты. Это книга интервью (за малым исключением), у которых совершенно конкретные авторы, несущие ответственность и за заголовки, и - как часто бывает в интервью, даже когда их не правишь, - за интонацию. И как ни старались интервьюеры представить в “содержании” авторитетный состав участников, многоголосицы не получилось, потому что когда интервью берет один и тот же человек, то, собранные вместе, они скажут больше об этом человеке, чем о тех, с кем ему пришлось поговорить.

Кроме интервью, в книге есть и статьи, и выступления. Кама Гинкас представлен выборкой “из высказываний” на тему “Почему я люблю и ненавижу театр”. Анатолий Васильев - лекцией 1996 гола, прочитанной в Москве для Экспериментальной академии театра Мишель Кокосовски. Ежи Гротовский - выступлением на академическом собрании Вроцлавского университета по случаю присуждения звания доктора “Гонорис Кауза”... Совершенно непонятно, в чем же заключалась “исследовательская часть проекта”, которая была поддержана грантом президента Российской Федерации. Газетные интервью - перед глазами. Исследования - нет.

Увы, листая книгу, находишь все новые и новые вопросы (помимо тех, что задают интервьюеры на ее страницах). В конце концов начинаешь спрашивать себя, а следом и составителей - почему, отдавая предпочтение сразу нескольким художникам, забыли опросить не последних российских режиссеров (хотя в предисловии - “мы решили собрать вместе под одной обложкой тех, кто определяет современный театр”). Откуда возникла Кети Митчелл, молодая англичанка, модный режиссер (если нужен был молодой и модный британец, то почему выбрали именно ее, а не, скажем, Сэма Мендеса? потому только, что Аркадий Островский поговорил с нею, а не с ним?)? Но тогда и композицию книги следовало бы во вступительной статье объяснить какими-то другими словами. не так мудрено, ссылаясь на прошлогодний “Славянский базар” и “воссоздание контекста в книжном варианте”. Случаен сам выбор Михаила Козакова, который ничего не определял в театральной жизни России (да даже и Москвы) последних лет. Спектакли его антрепризы не ругал только ленивый. Или - литовец Коршуновас. Почему? Хороший режиссер, но... И где, скажем, ответы Валентина Николаевича Плучека, 88-летнего ученика Мейерхольда? Недостоин? Наверное, достоин. Доживет ли он до второго выпуска?

Почему с Робертом Брустиным, спектакли которого мы, то ли слава Богу. то ли увы, имели возможность видеть, интервьюер (в данном случае Анатолий Смелянский) говорит как с самим Бруком (у которого интервью взять не удалось, и в книге публикуется сокращенный вариант лекции, прочитанной в Москве в 1988 году, с несколькими ответами на вопросы после лекции). Часть вопросов при этом - очевидно справочного характера, ответы на которые проще было бы дать в сноске или в сопровождающей биографической справке. {Что такое репертуарный театр. сколько актеров обычно в таком театре и в чем его особенность? Каков жизненный срок репертуарного театра в США?) В других случаях на серьезные вопросы следуют отговорки, которые следовало бы вырезать при подготовке серьезного тома. Очень много вопросов...

Кстати - о вопросах героям. Они похожи и непохожи. Они непосредственнее, свободнее, когда диалог ведет Анатолий Смелянский (тут - диалог “на равных”, все - даже “мусор”, обычный во всяком разговоре, даже очевидные “лишние” повороты - идет, как говорят газетчики, в номер). Традиционные. часто и банальные вопросы - Ольги Егошиной. Льва Долина она спрашивает: “Почему вы выбрали театральную профессию? Вы с детства любили играть, притворяться, воображать какие-то иные миры?” Можно поспорить, сказать, что он прост только на первый взгляд, что и впрямь “встреча с каждым героем книги была событием, к которому надо было готовиться. Надо было придумать некую внутреннюю схему, сетку вопросов, которые бы открывали лицо творца”. С другой стороны, трудно было ждать, что в предисловии мы прочтем, что к встречам не готовились и вопросы задавались наобум.

В академическом (да или нет? ведь исследовательскую часть проекта поддержал сам президент...) томе - в разговоре с Додиным расспрашивающий его ученый-театровед вдруг говорит: “Для меня несколько неожидан тот факт, что вы - прямой ученик ученика Мейерхольда. В двухтомнике “Художественный театр. 100 лет” вы названы прямым учеником ученика Станиславского. А оказывается...” Что касается двухтомника, то о его несовершенствах и очевидных неточностях достаточно подробно написал Борис Любимов в газете “Культура”. И не только он. Могу добавить еще одну “мелочь”: в книге почему-то не сказано, что Анастасия Георгиевская после раздела осталась в доронинской половине театра. Но к интервью с Додиным можно было подготовиться, прочесть какие-то однотомники, поинтересоваться до встречи биографией героя. Чтобы не повторять уже многие интервью, отчего собеседник тускнеет, вынужденный тоже повторяться, пересказывая историю, как он соглашался на руководство Малым драматическим.

“А вы вообще любите репетиции?” - простой вопрос, который задает Ольга Егошина. при этом вызывает уважение: за простоту ругать глупо. Ругать (критиковать) следует за неподготовленность и за то, что в результате разные люди отвечают и говорят одним голосом. Вопросы профессионально-тонкие как бы пробиваются, случайно возникают в газетно-необязательном “трепе” (скажем, об этюдном методе - в диалоге с Александром Калягиным). Но, в конце концов, вопросы - это субъективная область. Поговорим о другом.

Интервью Кристофа Марталера и Роберта Уилсона взяты Романом Должанским. Уилсона помню по “Коммерсанту”, но в книге ссылка почему-то отсутствует. Четыре интервью Ольги Егошиной - из тех, что опубликованы в книге, - печатались в “Независимой газете” - Эймунтаса Някрошюса, Константина Райкина, Роберта Стуруа и Темура Чхеидзе. Ссылки на первопубликацию также отсутствуют. Отсутствуют они и тогда, когда текст составлен из разных интервью - Кама Гинкас использует фрагменты из интервью “НГ”, в конце благодарит авторов, но забывает указать издания, где эти интервью публиковались. Режиссеру такая забывчивость позволительна, но ученым редакторам-составителям - конечно,нет.

Все это, конечно, нехорошо. Но главное - это то, что опубликованные в книге и дорого переплетенные интервью не стали вдруг книжными. Они так и остались газетными текстами, в которых простительна и даже обаятельна и будничность некоторых вопросов, и случайность ответвлений сюжета. А в книге это сразу режет глаз. Бывали случаи, когда выбирали именно газетные тексты и вставляли их в книгу, чтобы представить состояние конкретного человека в конкретный момент, - так было с интервью Олега Ефремова “Независимой газете”, которое вошло потом в юбилейную книгу. Которую, к слову, готовили в том же издательстве “Московский Художественный театр”. Но тогда, в начале пути, его сотрудники, если воспользоваться словами Лопахина, себя помнили.

http://delo.open.ru/books/z_bu.htm



сделать домашней
добавить в закладки

Поиск по сайту

Самые читаемые страницы сегодня

Анонсы материалов
© Copyright IJC 2000-2002   |   Условия перепечатки



Rambler's Top100