На главную

 Полезные ссылки
 Новости
 Форумы
 Знакомства
 Открытки
 Чат
 Гостевая книга

 Интернет-журнал
 Истоки
 О духовном
 Богом избранный
 Земля обетованная
 613 мицвот
 Время испытаний
 Персоналии
 Книжная полка
 Еврейский треугольник
 Мужчина и женщина
 Наш календарь
 
 Информагентство
 Хроника событий
 Пресса
 Из жизни общин
 Мы и политика
 Колонка редактора
 Наше досье
 Фотоархив
 
 Интернет-лоция
 Каталог ресурсов
 Еврейские организации
 
 Деловой мир
 Торговая площадка
 Инвестиционная площадка
 Площадка высоких технологий
 Бизнес-услуги
 Новости бизнеса
 Котировки и курсы
 e-Ресурсы
 Бизнес-досье
 
 Бюро услуг
 Благотворительность
 Дорога жизни
 Житейские услуги
 
 ОТдых И ДОсуг
 Стиль жизни
 Вернисаж
 Еврейская мама
 Еврейский театр
 Игры он-лайн
 Анекдоты, юмор
 Шпиль, балалайка
 Тесты
 Гороскопы
 Один дома
 Виртуальный роман
 Конкурсы
 Виртуальные открытки
 Знакомства
 Тутти-еврутти
 
 Наш клуб
 Концепция
 Как стать членом клуба
 Устав IJC
 Имею сообщить
 Гостевая книга
 Чат
 Форумы
 Конференции
 


Реклама на IJC

RB2 Network

RB2 Network
Реклама на IJC


05.11.01

Демократическое решение палестинской проблемы

Авторское резюме

Применяя принципы классической или нормативной демократии, автор опровергает утверждение, будто палестинские арабы имеют право на независимое государство. Утверждение это логически несостоятельно и основано на принципах современной или лишенной норм демократии, погрязшей в моральном и культурном релятивизме. Поскольку автор может опровергнуть тезис о праве палестинских арабов на государственность также и на основе принципов современной демократии, именно современные демократы будут наиболее яростно обвинять его в "расизме", не говоря уже об арабах, которых едва ли можно считать демократами. Не останавливаясь перед этим обвинением, автор отвергает не только палестинскую государственность, но и понятие "размежевания", предлагаемое теми, кому не достает мужества и мудрости, чтобы эффективно противостоять арабской ненависти к евреям и непреклонной решимости арабов уничтожить Израиль. В заключение автор предлагает единственное реалистичное решение проблемы, совместимое как с демократическими, так и с еврейскими принципами.

1. Введение

За исключением отдельных случаев, в дальнейшем тексте не будут специально отмечаться различия между классической и современной демократией, поскольку и та, и другая логически противоречат палестинской государственности. Однако, во избежание недоразумений, читатель должен иметь в виду следующие различия.

Хотя и классическая демократия, и демократия современная подчеркивают свободу и равноправие как свои базисные принципы, классическая, или нормативная, демократия выводит эти принципы из содержащегося в книге Бытия рассказа о создании человека по образу Божьему. Поэтому в классической демократии свобода и равенство ограничены рациональными и моральными рамками. В современной, или лишенной норм, демократии это не так: здесь процветает моральный релятитвизм, который лишает свои жертвы возможности противостоять палестинской государственности на моральных основаниях.

*(Хотя с точки зрения институционной Израиль не является демократией, ментальность его политической и интеллектуальной элить глубоко демократична. См.: Пол Эйдельберг, "Еврейская государственная мудрость. Чтобы Израиль не погиб" (Фонд за конституционную демократию, 2000), стр. 95 и 171, а также сноску 2.)

Кроме того, если в классической демократии свобода предшествует равенству, в современной демократии, где царствует уравниловка, имеет место обратное положение. Эта уравниловка уничтожает еврейскую национальную гордость и честь и ослабляет евреев перед лицом презирающего их и жестокого врага. Наконец, в отличие от классической демократии, подчеркивающей политическую свободу, современная демократия подчеркивает свободу личную, что является дополнительной причиной для процветания морального релятивизма в лишенной норм демократии.

Поскольку арабо-исламская культура, как будет ниже продемонстрировано, диаметрально противоположна демократии при любом понимании последней, обосновывать арабское палестинское государство демократическими принципами логически абсурдно, но именно это алогичной тенденции следуют сегодняшние "политически корректные" демократы. Не отказывая арабам в гражданских правах, которыми они всегда пользовались под изральским управлением, автор намерен доказать, что арабы Иудеи, Самарии и Газы не имеют права, в нынешний исторический период, на независимое и суверенное государство; более того, что создание такого государства в настоящее время не принесет пользы ни самим этим арабам, ни Израилю. Непредвзятый читатель увидит, 1) что любые заявления арабов об обратном являются не более чем тактической уловкой с целью усечения Израиля до размеров, делающих возможным его уничтожение, и 2)что если подобные заявления делаются еврейскими демократами, это просто отражает либо их крайнее невежество, либо интеллектуальную нечестность, либо моральную трусость.

2. Ислам и демократия

Диаметральная противоположность арабо-исламской культуры базисным принципам и характеристикам демократии настолько очевидна, что я вынужден извиниться перед читателем за перечисление следующих общеизвестных фактов:

Первое: если свобода, в том числе свобода слова, является одним из двух кардинальных принципов демократии, арабо-исламская культура строго авторитарна, по каковой причине СМИ в арабо-исламских странах контролируются государством.

Второе: в отличие от демократии, чьим вторым кардинальным принципом является равенство, арабо-исламская культура строго иерархична. Руководство сверху вниз - один из фундаментальных принципов исламской теологии. Власть происходит от Аллаха, передается от него к Мухаммеду и далее от Мухаммеда к имаму, правителю режима.

Третье: демократия базируется на примате согласия или убеждения. Это наделяет демократию известной легкостью и корректностью в отношениях. Не только взаимные претензии часто с готовностью отбрасываются, но и политические оппоненты могут быть друзьями, несмотря на разницу во взглядах. Разногласия разрешаются путем взаимных уступок, и соглашения обычно соблюдаются долго. В отличие от этого, арабо-исламская культура базируется на примате принуждения. Соглашения между враждующими группировками на деле не ликвидируют вражды, поэтому такие соглашения, как правило, недолговечны.

Четвертое: поскольку демократия базируется на примате согласия, нормой для демократических государств является стремление к миру. В противоположность этому, поскольку арабо-исламская культура базируется на примате насилия и принуждения, нормой внешней политики для арабо-исламских государств является запугивание и завоевание. Джихад (священная война) - один из основных принципов ислама, и именно поэтому мусульманское насилие наблюдается в мире повсеместно.

Пятое: если демократия базируется на примате личности, то арабо-исламская культура базируется на примате группы - будь-то деревня или семейный клан. Отдельный мусульманин не имеет идентификации вне группы; именно группе отдана вся его лояльность. Это одна из причин постоянных междоусобных конфликтов, пронизывающих всю арабскую историю.

Шестое: современная демократия считается процессом, при помощи которого отдельные личности преследуют свои интересы, придерживаются различных ценностей и "стилей жизни". В арабо-исламской культуре это не так: здесь каждый связан сводом сущностных ценностей, предписываемых Кораном и исламским законом (шариатом).

Седьмое: в то время как демократия склонна к моральному релятивизму, ислам базируется на абсолютизме. Первое способствует терпимости, второе - нетерпимости. Правда, исламские режимы терпят неисламские меньшинства, но лишь в качестве зимми, или граждан второго сорта.

Восьмое: демократические общества озабочены настоящим ("сейчас"). Напротив, арабо-исламская культура существует под эгидой вечности. В исламской ментальности превалируют прошлое и настоящее, по каковой причине месть за прошлые обиды является доминантным мотивом арабского мира. А ввиду их групповой лояльности, на мусульманах лежит священная обязанность отплатить местью любому, кто нанес ущерб чести любого мусульманина.

Девятое: открытость и гласность, наблюдаемые в демократиях, находятся в вопиющем контрасте со скрытностью, секретностью и неискренностью, характерными для ислама. Как пишет один эмансипированный арабский социолог, "Ложь - широко распространенная привычка среди арабов, и о правде у них невысокое представление".

*(Цитируется в книге: Y. Harkabi, Arab Attitudes to Israel (Jerusalem: Keter, 1972), стр. 348. Следует отметить, что Харкаби, ментор Переса и бывший глава военной разведки Израиля, был, по своему собственному признанию, моральным релятивистом и поддерживал (идеологически) идею палестинского государства. См. мое опровержение Харкаби: Demophrenia: Israel and the Malaise of Democracy (Lafayette, LA: Prescott Press, 1994), стр. 128-130.)

Наконец, если современная демократия укоренена в секуляризме, арабо-исламская культура уходит своими корнями в религию. Даже арабские лидеры, не являющиеся преданными мусульманами, солидарны с основными целями ислама. Радикальное разделение религии и политики, принятое в демократических обществах, чуждо исламским режимам.

Десять перечисленных характеристик показывают, что демократическая концепция национального самоопределения не может быть логически применима к палестинским арабам. Давайте рассмотрим эту концепцию.

3. Национальное самоопределение

Национальное самоопределение связано с вопросом, имеет ли народ право устанавливать любую форму правления, которая ему нравится, будь-то коммунизм, фашизм или исламская диктатура. Чтобы ответить на этот вопрос, припомним следующие слова из Американской Декларации Независимости:

"Мы считаем самоочевидными истинами, что все люди созданы равными, что их Создатель наделил их определенными неотъемлемыми Правами, среди которых Жизнь, Свобода и стремление к Счастью. - Что для охраны этих прав среди людей создаются правительства, которые черпают свою справедливую власть из согласия управляемых."

Эти слова Декларации Независимости базируются на концепции Торы о сотворении человека по образу Бога.3 Декларация рисует человека как рациональное существо, обладающее свободной волей и способное различать Добро и Зло. Без этой концепции природы человека 56 подписантов Декларации не имели бы никаких рациональных или справедливых оснований для своего восстания против Великобритании, чьи законы и колониальные правительства нарушали, как сказано в Декларации, "Законы Природы и Бога Природы".

Эта доктрина "Высшего закона", содержащаяся в Декларации, устанавливает нормы и критерии для определения, оправдано ли предоставление права на самоопределение тому или иному народу или этнической группе. Оно, конечно же, не может быть оправдано для народа, погрязшего в безграмотности и привыкшего к насилию и рабскому подчинению. Таким народом, как считал Томас Джефферсон, по справедливости можно управлять без его согласия. Джон Стюарт Милл придерживался того же мнения. В своей классической работе "О свободе" Милл пишет: "Деспотизм - это легитимная форма управления, когда имеешь дело с варварами, при условии, что целью является повышение их уровня, и здесь средство оправдывается достижением этой цели".

*(John Stuart Mill, Utilitarianism, Liberty, and Representative Government (New York: E. P. Dutton, 1951), стр. 96.)

Более подробно Милл пишет об этом в своем "Представительном правительстве". Он объясняет, что у народа может отсутствовать умеренность, которая требуется при представительном правительстве. "Грубые люди, сознавая в какой-то степени блага цивилизованного общества, могут быть неспособны проявлять умеренность, которой оно требует: страсти их могут быть слишком неуправляемыми, или их личная гордость слишком требовательной, чтобы (позволить им) воздерживаться от личных конфликтов и оставлять на усмотрение закона наказание за их истинные или воображаемые обиды. В таком случае цивилизованное правительство, чтобы действительно принести им пользу, должно будет ... находиться вне их контроля... Народ должен быть признан несоответствующим для более чем ограниченной и оговоренной свободы, если он не сотрудничает активно с законом и общественной властью в подавлении злодеев".

*(John Stuart Mill, Utilitarianism, Liberty, and Representative Government (New York: E. P. Dutton, 1951), стр. 239-240)

Примечательно, что после разрушения Мирового Торгового Центра выдающийся историк Пол Джонсон заявил следующее в отношении арабо-исламских государств, дающих убежище террористам: "Страны, которые не способны жить в мире со своими соседями и ведут тайную войну против международного сообщества, не могут ожидать полной независимости". Он рекомендует "новую форму мандатной системы ООН"!

*(The Wall Street Journal (Jerusalem Post, 10.10.2001, стр. 15).)

Из этого следует, что право народа на самоопределение не абсолютно: оно ограничено моральными и рациональными соображениями. Несправедливо и иррационально позволять народу, во имя самоопределения, устанавливать форму правления, отрицающую право соседей на самоопределение. А именно это было бы неизбежным следствием создания арабского палестинского государства на пороге Израиля (политика современных демократов, для которых справедливость сводится к простому равенству и не имеет связи с характером и достоинствами человека или народа).

Ввиду того, что воинственная вера и авторитарный образ жизни этих арабов делает их врагами демократии - и чуть ниже я проиллюстрирую их латентное варварство - они могут быть подчинены управлению без их согласия до тех пор, пока не будет найдена гуманная альтернатива. Прежде чем говорить более подробно об этой альтернативе, следует подчеркнуть, что, в противоположность повсеместно распространенному мнению, принцип управления с согласия управляемых вовсе не означает, что демократия - это единственная справедливая форма правления. В самом деле, слово "демократия" отсутствует в американской Декларации Независимости. Американская Декларация подчеркивает в качестве главного фактора не форму, а цель правления, а именно, охрану жизни, свободы и стремления к счастью. В Декларации говорится: "...когда любая форма правления становится разрушительной по отношению к этим целям, народ вправе изменить или упразднить ее". Это очевидно предполагает, что существуют справедливые формы правления, кроме демократии, и это предположение имеет прямое отношение к правлению Израиля над палестинскими арабами.

Что касается первостепенной важности целей правления, ни один народ не имеет права устанавливать форму правления, сама природа которой направлена на уничтожение этих целей. Когда американская Декларация Независимости утверждает, что права человка на жизнь, свободу и стремление к счастью являются "неотъемлемыми", это означает, что эти права нельзя не только отбирать, но и отдавать путем голосования. Чтобы самоопределение было эффективным на протяжении длительного времени, народу должна предлагаться в периодических выборах альтернативная политическая линия, а не циничный обман, используемый различными деспотами.

Из этих соображений следует, что даже если бы палестинские арабы единогласно проголосовали за установление исламской диктатуры, такой акт был бы не только иррациональным - ибо ни один народ не может на рациональных основаниях лишить себя власти определять, кто будет им править - но также и несправедливым. Это лишило бы или могло бы лишить будущие поколения и, возможно, соседние народы их права на жизнь, свободу и стремление к счастью. Как писал Авраам Линкольн, "никто не может утверждать, что любой народ имеет право делать то, что неправедно". Принцип самоопределения не является оправданием для себя самого. Его справедливость зависит от последствий, то есть от того, приведет ли его применение к установлению справедливой формы правления.

Этот принцип был еще в силе по окончании Второй мировой войны. Ни немецкому нарду, ни японскому не было позволено устанавливать любую форму правления по их усмотрению. Напротив, американские и британские государственные деятели тех дней сочли как разумным, так и справедливым навязать нацистской Германии и императорской Японии парламентскую форму демократии, при которой принцип самоопределения имеет очевидный смысл и действует продолжительно. Путем периодических многопартийных выборов и свободы слова и прессы народы этих двух стран могут определять, кому предоставляется управленческая власть, и, таким образом, влиять на политику и цели своих стран.

С другой стороны, принцип самоопределения может быть использован для удушения демократии. Так, Гитлер призвал к самоопределению для судетских немцев. Англия приняла его требование в Мюнхене, чем обрекла демократическую Чехословакию на уничтожение. Можно сравнить судетских немцев с арабами "Западного берега". Во имя самоопределения США и Европа поддерживают создание в самом сердце исторической земли еврейского народа арабского палестинского государства, которое, объединившись с Египтом, Сирией и Ираком, сможет уничтожить Израиль.

По правде говоря, арабы "Западного берега" (в действительности, Иудеи и Самарии) имели больше прав на самоопределение при израильском правлении, чем они имеют теперь под управлением арафатовской Палестинской Автономии! При мягком израильском управлении они сами выбирали своих мэров и пользовались правами и возможностями, не существующими нигде в арабо-исламском мире. Правительство Израиля создало для них систему начальных и средних школ, что резко повысило число мальчиков и девочек, посещающих школу (где их, к сожалению, также учат ненависти к евреям). Благодаря Израилю, впервые появились на "Западном берегу" арабские колледжи и университеты (превратившиеся в центры подготовки арабского мятежа!).

Правительство создало новые больницы, оздоровительные центры и детские сады. Детская смертность резко упала, а уровень здравоохранения повысился до неузнаваемости. Кроме того, были построены шоссейные дороги и налажено водо- и электроснабжение. Были введены современные способы ведения сельского хозяйства. Десятки тысяч арабов "Западного берега" получили работу в Израиле. Уровень жизни арабов возрос вдвое и вчетверо. (Туристы с изумлением отмечали множество новых больших и роскошных вилл в арабских городах и поселках.) Один арабский комментатор вынужден был признать в 1971 г., что "арабы не только чувствуют, что живут лучше, чем до (Шестидневной войны) 1967 г., но и говорят, что, вкусив жизнь при либеральном израильском режиме, они не захотят жить снова под (иорданской) диктатурой". В том же году в одной из ливанских газет было напечатано следующее заявление: "Мы долго жили под 'унижением' арабского национализма, и больно говорить, что пришлось ждать израильского 'завоевания', чтобы узнать, что такое человеческие отношения..."

*(Цитируется в книге: Mordechai Nisan , Israel and the Territories (Ramat-Gan, Israel: Turtkedove Publishing, 1978), стр.119. )

Но если такое откровенное отношение было широко распространено среди арабов к западу от Иордана, нельзя сказать, что оно было очень глубоким: большинство арабов радовались и танцевали на крышах в 1991 г., когда иракские Скады падали на Израиль. За эту свою порочность они теперь платят. Прокляв семя Авраама, они сами получили проклятие в виде Арафата, которого они прддержали в 1993 г. Благодаря процессу Осло, или соглашению между Израилем и ООП, подписанному в том году, они живут теперь в нищете и страхе под арафатовской диктатурой. Таково уродливое следствие неуместно примененного принципа самоопеределения. За это арабы должны особо поблагодарить Била Клинтона и Шимона Переса, этих закоснелых рыцарей современной демократии.

С "избранием" Арафата самоопределение палестинских арабов тут же перестало существовать. Их покрыла тьма. Как мы увидим ниже, Арафат пробудил их самые дикие инстинкты. Здесь снова приходит на память отрывок из джефферсоновского текста Декларации Независимости, отмечающий "безжалостность индейских дикарей, чьи известные правила ведения войны заключаются в исстреблении всех подряд, без различия возраста, пола и состояния".

Самоопределение - это морально нейтральная, а потому опасная концепция. Она процветает в парламентских демократиях. Давайте посмотрим, почему.

4. Парламентаризм и человеческая природа

Самоопределение может успешно развиваться при парламентской демократии прежде всего потому, что парламенты, по определению, основаны на главенстве речи, которая является отличительной способностью человека. Что такое человеческое существо, если не существо, управляемое речью? В отличие от силы, речь вводит в нашу жизнь разум. Разумная речь открывает двери человеческим достоинствам; умнейшие среди риториков склонялись перед Сократом. Парламентский режим, несмотря на его способность применять силовые методы в отношениях с другими странами, предпочитает все же разрешать свои конфликты с ними при помощи речи. Но диалог с этим другими может быть значимым лишь при условии, что они разделяют базисное понимание человеческой природы; в противном случае диалог превращается в простой обман.

*(К сожалению, израильские политики участвуют в таком обмане, когда ведут "переговоры" с Египтом или его ставленником Арафатом.)

В качестве противоположности рассмотрим палестинское государство под управлением Арафата. (Другой пример являет собой патрон Арафата - Египет.) Здесь мы не видим перспектив для осмысленного парламентаризма. Арафатовская ооповско-Палестинская Автономия - это чудовищная диктатура. В добавок к присвоению общественных денег, она быстро расправляется с критиками режима, учит арабских детей ненавидеть евреев и подготавливает их к превращению в террористов-самоубийц. (Может ли кто-то принимать всерьез парламент Хосни Мубарака? Это так же бессмысленно, как ожидать от египетской прессы публикации разумной дискуссии или достоверных сообщений.) Самоопределение, столь трогательно заявленное арабскими пропагандистами, ограничивается, на деле, волей правящей элиты. Эта воля имеет мало общего с разумной речью. У них согласие достигается при помощи силы.

Примат силы в арабских режимах симптоматичен и показывает полярно противоположное (демократическому) понимание человеческой природы. Не разум, не достоинство, а удача правит при этих режимах: кому повезет захватить власть и навязать свою волю - на данный момент. Разум обслуживает силу, а сила служит воле правителя, опрокидывая моральную вселенную джефферсоновской демократии.

Воистину, существующая в стране форма правления - истинная, и далеко не всегда та, которую страна являет миру - отражает ее понимание человеческой природы. Если национализм, основанный на отличительной человеческой способности - разумной речи, - не нуждается в саморазрушении путем эскалации иррациональных, абсолютных требований как во внешнем мире, так и внутри своих собственных границ, то национализм, базирующийся на силе, неизбежно нападает на остальной мир и бьется в судорогах. Ибо страсти не могут сами себя сдерживать. Они должны быть либо истощены, либо уничтожены.

5. Арабо-исламское варварство

Для примера недавно продемонстрированного арабо-исламского варварства процитируем отчет Джорджа Уилла о взрыве террористом-самоубийцей пиццерии "Сбарро" 9 августа 2001 г., когда 15 евреев были убиты и более 100 ранены, причем многие искалечены на всю жизнь. Уилл вначале цитирует сообщение Джека Келли из "USA Today", который находился на расстоянии нескольких десятков метров от места, когда террорист взорвал начиненную гвоздями бомбу:

"Куски человеческих тел были заброшены взрывом на балконы вторых этажей на расстоянии квартала. Трое мужчин были отброшены на 30 футов; их головы, оторванные от торса, катились по засыпанной стеклом мостовой... У одной женщины по крайней мере шесть гвоздей торчало из шеи. У другой гвоздь торчал из левого глаза. Двое мужчин, пытались отойти в сторону, причем у одного из них в правый висок был воткнут кусок стекла размером инчей в шесть... Человек стонал... у него были оторваны ноги. Из торса его лилась кровь. Трехлетняя девочка с лицом, покрытым осколками стекла, ходила между трупами и звала маму. Мама ... была мертва... Один раввин нашел маленькую руку на корпусе белой "Субару", припаркованной рядом с рестораном".

Уилл, нееврейский политолог и один из самых уважаемых американских журналистов, комментирует:

"Как и в июньском взрыве в тель-авивской дискотеке, уничтожившем 21 жизнь, дети не были случайными жертвами - они были целью. Абдалла аль-Шами, один из руководителей Исламского Джихада, праздновал эту "удачную операцию" против "свиней и обезьян". Это знакомый риторический прием в устах тех, кого бурный "мирный процесс" Осло сделал израильскими "партнерами по миру". Среди постоянных нарушений условия соглашения прекратить антисемитское подстрекательство, в одной из передач той моральной выгребной ямы, которую именуют официальным телевидением арафатовской Пелестинской Автономии, говорилось следующее: "Все оружие должно быть направлено против евреев... которых Коран называет обезьянами и свиньями.... Мы войдем в Иерусалим как завоеватели... Благословенны те, кто пустил пулю в голову еврея".

*(Washington Post, August 17, 2001, стр. А23. Уилл цитирует хвастливое заявление Аль-Шами, что "никакие пограничные строгости не остановят" террористов-самоубийц.)

Чтобы не возникло мысли, будто Исламский Джихад является извращением в арабо-исламском мире, следует вспомнить, как мусульмане всего этого темного мира праздновали бойню в "Сбарро", а затем и разрушение Мирового Торгового Центра в Нью-Йорке. (В самом деле, большинство палестинских арабов поддерживает применение террористов-самоубийц против гражданского населения, еврейского или нет.) Как видно из главного труда рава Авраама Кука, "Орот", религия ислама не сумела искоренить - фактически она даже пробудила - язычество, дремавшее в арабской душе. (Вспомните леденящий душу линч над двумя израильскими резервистами в Рамалле.) Даже в Иордании, с которой Израиль заключил "мирный" договор, евреи не считаются людьми. В августе 2001 г. израильский бизнесмен Ицхак Снир был убит возле своего дома в Аммане. Убийство приветствовали многие иорданские газеты, одна из которых поместила сообщение под заголовком "Собака, которая умерла".

*(Jerusalem Post, 24.8.2001 г., стр. В3. Советник премьер-министра Шарона по борьбе с террором предупредил: "Если израильтянин отправляется в центр Аммана, он находится под угрозой линчевания". Но ни в одной стране ненависть к евреям не цветет так пышно, как в Египте. См.: Arie Stav, Peace - The Arabian Caricature: A Study of Anti-Semitic Imagery (Jerusalem: Gefen Publishers, 1999).)

Заключение

Наш анализ арабо-исламской культуры и принципа самоопределения, с одной стороны, и доказательства дикости палестинских арабов - с другой, (доказательства, которые можно было бы умножить стократно,) убедит любого непредвзятого читателя, что было бы совершенно иррационально и несовместимо с демократией позволить этим арабам создание независимого национального государства. Такое национальное государство на "Западном берегу" выест сердце Израиля, как с географической и военной точки зрения, так и, более всего, с точки зрения духовной. По определению такое национальное государство никогда не удовлетворится достигнутым; по своей природе оно неспособно на это.

А если это так, есть ли реалистичное и гуманное решение проблемы палестинских арабов? Иначе говоря, есть ли альтернатива "размежеванию" или процессу Осло?

6. Решение проблемы палестинских арабов

Первое. Ряд депутатов Кнессета, среди них д-р Юваль Штайниц, глава подкомиссии Кнессета по оборонному и политическому планированию, поддерживают мнение, что правительство Израиля должно разоружить и уничтожить Палестинскую Автономию. Очевидно, что это будет связано с кровопролитием, но чем скорее это будет сделано, тем меньшей крови это будет стоить. Причем это должно быть сделано в считанные дни и без допуска СМИ. Любая отсрочка увеличивает возможность приобретения Арафатом новых видов оружия массового уничтожения.

Второе. Как только Иудея, Самария и Газа будут утихомирены, эти районы должны быть включены в состав суверенного Израиля при помощи четко сформулированного закона. (Это не означает, что они не являются уже сейчас, фактически и юридически, частью суверенной территоории еврейского государства.) Но даже не дожидаясь введения закона, правительство должно начать перевод части своих министерств в Восточный Иерусалим, Рамаллу, Наблус (Шхем), в Галилею и другие районы с плотным арабским населением. Это убедит арабов в том, что евреи намерены остаться в этих районах навсегда.

Третье. Правительство должно ввести Закон о гомстедах, подобный тому, что ввел американский Конгресс в 1862 г. Маленькие участки земли в Иудее, Самарии и Газе должны быть проданы по очень низким ценам евреям, живущим как в Израиле, так и в других странах, с условием, что они поселятся на этой земле и проживут там, скажем, шесть лет. Это снизит опасную плотность населения в больших городах Израиля и, в то же время, послужит стимулом для еврейской иммиграции в Израиль. (Предоставление права на участие в выборах израильтянам, проживающим заграницей, подтолкнет десятки тысяч евреев к возвращению на родину.) Должны быть построены города-модели при участии иностранных инвесторов и на выгодных для них условиях. Прошлый опыт и нынешний растущий ВНП Израиля (сейчас он составляет 106 млрд долларов ) показывают, что в течение одного года еще 200 000 евреев могут переселиться в Иудею и Самарию. Их присутствие побудит к отъезду многих арабов (учитывая, что уже сейчас уезжают десятки тысяч).

*(Не создав самостоятельной культуры или устойчивой инфраструктуры в Иудее и Самарии, арабы имеют лишь поверхностную связь с этой землей - несмотря на все заявления об обратном. В самом деле, за время иорданского управления этими территориями (1949-1967 гг.) около 400 000 арабов покинуло Иудею и Самарию и переселилось на восточный берег Иордана. Во время и непосредственно после Шестидневной войны 1967 г. уехало еще 200 000 - примерно каждый пятый.

Если бы такая политика начала проводиться сразу после Шестидневной войны, идея палестинского государства умерла бы еще до своего рождения.

Меня могут спросить: обладает ли премьер-министр Израиля мужеством и мудростью для осуществления такой грандиозной программы? Отвечаю: менее грандиозные меры не могут спасти Израиль, особенно при учете высокой рождаемости и непримиримой враждебности к евреям арабского населения к западу от Иордана.

Эпилог

Если Израиль будет верен своему наследию, это даст наивысший шанс для демократического развития Ближнего Востока - развития, обогащенного еврейскими духовными ценностями. Но если на "Западном берегу" будет создано палестинское национальное государство, этот шанс будет упущен, и само существование Израиля будут поставлено под угрозу.

То, что разворачивается на Ближнем Востоке, нельзя квалифицировать иначе как "столкновение цивилизаций". Ближний Восток является тем местом, где проявляется природа Востока и Запада, их ограниченность и их судьба. Именно здесь истинный гуманизм вступает в столкновение с абсолютной иррациональностью. Именно это поставлено на карту в конфликте между Израилем и арабо-исламским миром.

Проф. Пол Эйдельберг

МАОФ





сделать домашней
добавить в закладки

Поиск по сайту

Самые читаемые страницы сегодня

Аннонсы материалов
© Copyright IJC 2000   |   Условия перепечатки



Rambler's Top100