06.07.01


Арье Барац. Будущее поселений

 
На главную




Реклама на IJC

RB2 Network

RB2 Network
Реклама на IJC

Одним из самых соблазнительных пунктов программы Шарона считается его обещание сохранить на своих местах все поселения Иудеи, Самарии и сектора Газы. В этом предвыборном заявлении Шарона партия Труда усматривает чуть ли не главное препятствие на пути присоединения к его коалиции.

Попытаемся же расшифровать смысл этого предвыборного обещания лидера Ликуда и оценить степень его реалистичности.

Согласно предложению Клинтона, из Иудеи, Самарии и сектора Газы должны быть изгнаны жители 107 поселений. По существу это предложение Клинтона было отвергнуто и Израилем, и ПА. Арафату это число показалось слишком малым, Бараку - слишком большим. Барак продолжал настаивать на сохранении под израильским суверенитетом 80% поселенцев, что позволяет говорить о его согласии ликвидировать приблизительно половину поселений (т.е. около семидесяти).

Трудно сказать, почему именно 80% поселенцев показались Бараку критическим числом. Возможно, за этим стоит чисто экономический расчет. Но насколько я понимаю, выдать сообразные компенсации сорока тысячам человек (20%) - это уже астрономическая сумма. Достаточно вспомнить, что когда речь шла об изгнании семнадцати тысяч жителей Голан, то по некоторым подсчетам, на это мероприятие (вместе с передислокацией войск) требовалось 65 миллиардов долларов, а по мнению американских специалистов, и все 100 миллиардов.

То есть даже чисто с экономической точки зрения вопрос может стоять лишь о ликвидации десяти, двадцати, ну максимум тридцати поселений (на Голанах их чуть более тридцати). В любом случае ясно, что депортация десятков тысяч мирных жителей имеет свой экономический смысл, который любой политик обязан учитывать.

Однако о том, чтобы какой-нибудь израильский лидер мог договориться с Арафатом о ликвидации "разумного" числа поселений, сегодня речи не идет.

Таким образом, мы подходим к главному вопросу - к возможности сохранения поселений в условиях одностороннего разделения, о котором в последнее время говорил Барак, и о котором всерьез подумывает Шарон.

Любое отгораживание от палестинцев электронным забором предполагает территориальную непрерывность создаваемого при этом палестинского образования. А это значит, что за этим электронным забором останутся какие-то еврейские поселения. Эти поселения - как предлагал Барак - можно ликвидировать, но как полагает Шарон - можно и сохранить.

Разумеется, в такой ситуации изолированные поселения неизбежно превратятся прежде всего в военные объекты, и мирные жители, желающие продолжать жить в них, должны считаться со всеми тяготами подобного существования (передвижение только в бронированных колоннах и т.п.). Понятно, что поселения эти станут мишенями для террористов, и за их сохранение Израилю, возможно, придется платить немалую цену.

Тем не менее их сохранение вполне оправдано, и вот почему: Во-первых - это Эрец Исраэль. Ни один народ не обладает "святой землей", и, несмотря на это, он стоит за нее так, как если бы она была для него "святая". Мне кажется, что евреям следует придерживаться в этом отношении, как минимум, общепринятых моральных норм, не опускаться ниже общечеловеческой планки. Не говоря уже о том, что депортация даже одного поселения неизбежно деморализует нацию и подогревает враждебную сторону.

Во-вторых, наличие анклавов внутри вражеской территории позволяет лучше контролировать эту территорию до тех пор, пока с нее исходят враждебные действия.

И наконец, в-третьих - эти анклавы могут служить предметом переговоров в будущем. Израиль (точнее партию Труда) отличает беззаветный патернализм, который в отношении арабов всегда обнаруживал свою оборотную сторону: за них всегда решали, на что они согласятся, а на что нет. Завоевав какую-либо территорию, Израиль моментально возвращал то, что ему было "не нужно" или то, на что, по его мнению, противник "никогда не согласится". Партия Труда забывала, что "согласиться" и "не согласиться" противник должен был за столом переговоров, а не в голове израильских лидеров.

Так, отдав Сирии многие территории, захваченные в 1967 году, и сохранив только стратегическое Голанское плато, Израиль лишил себя разменных карт на дальнейших мирных переговорах о судьбе Голан.

То же самое и в отношении палестинцев. Если Израиль делит Иудею, Самарию и сектор Газу в одностороннем порядке, он должен быть щедрым в первую очередь по отношению к себе, а не к палестинцам, заведомо отвергающим любой компромисс.

Пора признать, - мира "ахшав" не получилось. Но когда-нибудь лет через 50-60, когда у палестинцев выработается условный рефлекс, что электронный забор, проведенный израильтянами, и есть граница их государства, мирное соглашение вполне можно будет подписать.

И вот тогда, и только тогда израильские поселенческие анклавы можно представить разменной картой, сделать их предметом переговоров. Впрочем, последнее замечание носит чисто прагматический, "рыночный" характер. Это аргумент для сторонников формулы "территории в обмен на мир". Для тех же, кто видит ценность в Эрец Исраэль, ни один ее участок, который сионистам удалось освоить, не может быть ими добровольно оставлен. Но оставим этот спор нашим потомкам.

Арье Барац


_

© Copyright IJC 2000   |   Условия перепечатки