На главную

 Полезные ссылки
 Новости
 Форумы
 Знакомства
 Открытки
 Чат
 Гостевая книга

 Интернет-журнал
 Истоки
 О духовном
 Богом избранный
 Земля обетованная
 613 мицвот
 Время испытаний
 Персоналии
 Книжная полка
 Еврейский треугольник
 Мужчина и женщина
 Наш календарь
 
 Информагентство
 Хроника событий
 Пресса
 Из жизни общин
 Мы и политика
 Колонка редактора
 Наше досье
 Фотоархив
 
 Интернет-лоция
 Каталог ресурсов
 Еврейские организации
 
 Деловой мир
 Торговая площадка
 Инвестиционная площадка
 Площадка высоких технологий
 Бизнес-услуги
 Новости бизнеса
 Котировки и курсы
 e-Ресурсы
 Бизнес-досье
 
 Бюро услуг
 Благотворительность
 Дорога жизни
 Житейские услуги
 
 ОТдых И ДОсуг
 Стиль жизни
 Вернисаж
 Еврейская мама
 Еврейский театр
 Игры он-лайн
 Анекдоты, юмор
 Шпиль, балалайка
 Тесты
 Гороскопы
 Один дома
 Виртуальный роман
 Конкурсы
 Виртуальные открытки
 Знакомства
 Тутти-еврутти
 
 Наш клуб
 Концепция
 Как стать членом клуба
 Устав IJC
 Имею сообщить
 Гостевая книга
 Чат
 Форумы
 Конференции
 


Реклама на IJC

RB2 Network

RB2 Network
Реклама на IJC


Наследие общины Яакова

А. Штеензальц

Современное еврейство переживает жестокий кризис. Массовый отход евреев от иудаизма и как следствие - ужасающий рост ассимиляции обрекают наш народ на вымирание. И хотя многие надеются на то, что родильные дома в религиозных кварталах помогут заполнить опустевшие дома учения, - если эти тенденции сохранятся, нас ожидает беспросветное будущее и мы превратимся в подобие нынешних самаритян: станем крошечной, незначительной сектой, оторванной от своих корней, бледной тенью былого величия. Иными словами, нас всех ожидает та же печальная участь, которая постигла российское еврейство. Для евреев Западной Европы это станет актуальным лет этак через двадцать, для евреев Америки - через тридцать, а для евреев Израиля - через пятьдесят. Сегодня в наиболее угрожающей ситуации оказалось российское еврейство, и именно там проходит линия фронта в войне за выживание. Если бы нам удалось в какой то мере приостановить процесс распада, более того - переломить эти тенденции, это послужило бы нам знаком принципиальной возможности перемен и позволило бы с оптимизмом смотреть в будущее.

Давайте рассмотрим эту проблему, начав с выяснения того, что означает термин "еврейское наследие" вообще и применительно к нам, современным евреям, в частности. Для этого обратимся к стиху из фрагмента, завершающего Пятикнижие: "Тору заповедал нам Моше, наследие общины Яакова" ("Дварим", 33:4).

Наши мудрецы говорят: "Утаивающий Закон от ученика лишает его доли в наследстве отцов, как сказано: "Тору заповедал нам Моше, наследие общины Яакова"".

Впечатляющее высказывание. Здесь речь не идет о том, надо или не надо учить Тору, но сказано, что она - наследство каждого еврея. Утаивать ее от того, кому она принадлежит по праву, запрещается, и тот, кто так поступает, совершает преступление.

Вот как комментируется тот же стих в мидраше "Танаим": "Читай не мораша - "наследие", а меораса - "обрученная"; из этого мы учим, что Тора обручена с народом Израиля. Где подтверждение этому? В словах пророка Ошеа: "И обручу тебя с Собой навеки, и обручу тебя с Собой правдой и справедливостью " (2:21)". А мидраш "Сифрей" добавляет: "И все же написано не меораса - "обрученная", а мораша - "наследие"; из этого мы учим, что Тора - наследство каждого из Израиля".

В мидраше "Ваикра раба" (Виленское изд., 9:3) приводится история, наглядно иллюстрирующая, как мало изменился мир.

Однажды р. Янай встретил в пути солидно выглядевшего человека, весь облик которого свидетельствовал о немалых достоинствах его обладателя. По всему было видно, что это богатый и весьма почтенный человек. Р. Янай не был знаком с ним, но когда он увидел столь представительного и прекрасно одетого еврея, то решил, что перед ним наверняка видный член общества и знаток Торы. Спросил р. Янай: "Не соблаговолишь ли ты посетить мой дом?" Тот ответил: "Хорошо", - и р. Янай привел его к себе в дом. Начав, как это водится, во время трапезы беседу о Торе, хозяин обнаружил, что его гость не знает ровно ничего. Тогда он решил проверить, насколько хорошо тот знает Мишну, и опять выяснилось, что этот человек не знает ничего. Агаду - не знает ничего, Талмуд - опять ничего... Стало ясно, что этот почтенного вида господин, с длинной седовласой бородой, который выглядел как глава раввинского суда, - полный невежда. Что хозяину оставалось делать? Он предложил гостю произнести благословение после трапезы, сказав: "Омой руки и благослови". Тот ответил: "Пусть Янай благословляет в своем доме". Тогда р. Янай понял, что его важный гость не в состоянии произнести даже благословение. Он сказал: "Но хоть повторять за мной ты сможешь?" Тот ответил: "Смогу". Тогда р. Янай произнес: "Достался хлеб Яная псу!" Фраза была достаточно обидной, но выражала именно то, что чувствовал хозяин дома.

Тут гость схватил р. Яная за грудки и закричал: "Мое наследство - у тебя, и ты прячешь его от меня!" - "Какое наследство?" - изумился р. Янай. - "Однажды я проходил мимо хедера и услышал, как маленькие дети повторяют: "Тору заповедал нам Моше, наследие общины Яакова". Сказано не "наследие общины Яная", а "наследие общины Яакова"", - ответил гость.

Вот как заканчивается эта история: р. Янай, осознав справедливость доводов своего гостя, был пристыжен: ведь невежество, даже в самой крайней его форме, - не повод для оскорблений. Тора дана не только ему и его сотоварищам, а каждому еврею. Значит тот, кто не знает ее, - пусть он недостаточно образован и духовно неразвит, - но он все же не пес, а человек, достойный сострадания, а не презрения.

Спросил р. Янай: "Как ты думаешь: какие заслуги привели тебя за мой стол?" (Ведь то, что Всевышний привел этого человека в дом к такому выдающемуся мудрецу, как р. Янай, не могло быть случайностью, и наверняка тот заслужил это своим поведением.) Гость ответил: "Никогда в своей жизни я не слушал то дурное, что говорили о людях, и всегда спешил предостеречь тех, о ком злословят, а тех, которые, повздорив, не старались бы помириться, - избегал". Воскликнул р. Янай: "Ты столь праведен и чист, а я обозвал тебя псом! - И добавил: - " Выверяющему свой путь явлю Я спасение Свое"" ("Те+илим" - "Псалмы", 50:23).

Человеку, который способен выверить, оценить свои поступки, открывается многое, и тот, кто не мог похвастать знанием Торы, Мишны и Агады, вдруг стал для мудреца образцом.

Эта история, которая произошла давным-давно, около восемнадцати столетий назад, может рассказать кое-что и нам, живущим сейчас, о взаимоотношениях между людьми и о проблемах взаимопонимания, которые существовали всегда. Но нас сейчас интересует прежде всего реакция гостя, простолюдина, который совершенно не был знаком с еврейскими источниками и не мог даже прочесть благословение после еды. Но когда ему говорят: "Ты - пес, у меня нет с тобой ничего общего", - он твердо знает: Тора - и его наследие, которое даже такие, как р. Янай, не имеют права скрывать, "наследие общины Яакова".

Мидраш "Танхума" ("Ваякель", 8), комментируя этот стих, добавляет:

"Когда Всемогущий велел Моше возвести Святилище, в отношении каждой отдельной его детали Он говорил "и сделаешь ты" ("Шмот", 25:13,17,18), но когда говорил про Ковчег Завета, предназначенный для хранения дарованных всему Израилю скрижалей, Он сказал "и сделают они" (там же, 25:10). Почему? Всемогущий повелел сделать Ковчег всему еврейскому народу, поэтому ни один еврей не может сказать другому: "Я много пожертвовал на Ковчег, я много учу, и моя доля больше твоей. Поскольку ты мало пожертвовал на Ковчег, у тебя вообще нет своей доли в Торе". Именно поэтому Тора уподоблена воде, как сказано: "Все жаждущие пусть идут к воде " (Йешая+у, 55:1). Подобно тому, как человек, испытывающий жажду, не стесняется попросить у другого воды, - он не должен стыдиться сказать: "Научи меня". И подобно тому, как всякий может напиться даром, каждый, кто хочет учить Тору, имеет право учиться бесплатно, как сказано далее: " и утолят жажду без денег и без оплаты" (там же).

А почему Тора была дана в пустыне? Так же, как пустыня является общим достоянием, так и слова Торы принадлежат каждому, кто желает учиться".

Наконец, мидраш "Сифрей" на книгу "Дварим" указывает дополнительную причину тому, почему Тора названа "наследием общины Яакова": "Даже тот еврей, кто однажды изучал Тору и отделился, уйдя от нее, не должен стесняться вернуться, поскольку он может сказать: "Я возвращаюсь к наследию моих отцов"" (345). А в мидраше "Танаим" на "Дварим" сказано: "На что это похоже? На царского сына, который уехал в заморские страны, - ведь даже через сто лет он не постыдится возвратиться назад, поскольку может сказать: "В царство отцов моих я возвращаюсь"" (33:4). Наследие общины Яакова - наследие всего Израиля, во всех поколениях, во всех их странствиях, как бы далеко они ни были изгнаны.

Высказывания наших мудрецов на эту тему не только указывают на характер связи между Торой и народом Израиля - они следствие мировоззрения, согласно которому, как говорит о том книга "Зо+ар", народ Израиля, Тора и Всевышний, благословен Он, образуют тройственное единство (см. "Зо+ар", "Ваикра", 73а).

Такое представление является не только основой мировоззрения иудаизма, но и основанием для определения национального и социального статуса народа Израиля. Согласно этой точке зрения, утверждение Торы, что она - "наследие общины Яакова", предотвращает возможные попытки объявить ее собственностью той или иной группы в народе. Среди евреев нет касты "посвященных", которым - и только им одним - дана Тора. Учение принадлежит всему народу Израиля и называется именно наследием, поскольку передается от поколения поколению, и это - данность, не зависящая ни от чего и ни от кого, включая волю самих наследников.

На практике это означает следующее. Во-первых, тот, чьи предки когда-то свернули с пути Торы, пусть даже он не знает о ней абсолютно ничего, всегда может вернуться к Учению, как сказано: "К наследию отцов моих я возвращаюсь". Во-вторых, никто не может заявить, пряча Тору "за пазухой", что она - его собственность или принадлежит определенной группе людей. Тора является общим достоянием всего Израиля как народа, как единой общности.

Чтобы правильно распорядиться наследством, следует преодолеть две трудности. С одной стороны, существует проблема с теми наследниками, которые не знают о том, что им причитается неисчислимое богатство. Древняя притча рассказывает о принце, родившемся вдали от родины своих предков: он слышал, что в его жилах течет кровь царей, но представления не имел о том, что где-то в другой стране его ждет трон. Человеку, который узнает о своем праве на фамильные сокровища, предстоит свыкнуться с мыслью о том, что он, оказывается, знатен и богат. С другой стороны, есть люди, назовем их душеприказчиками, обязанные передать наследство тем, кому оно принадлежит. Это сокровище не предназначено для хранения в банковских сейфах, тем более частных. Нам заповедано приложить все усилия к тому, чтобы оно попало в руки всех потенциальных наследников, всех тех, кто принадлежит к общине Яакова. И всякий раз, когда кто-то пытается удержать это богатство у себя, скрыть его, спрятать, он препятствует другим евреям обрести их долю наследства.

Мы не миссионеры и не собираемся делать евреями неевреев, однако на нас возложена ответственнейшая миссия иного рода: делать евреями евреев. Ни один из сынов Израиля не может сказать своему соплеменнику: "Давай оставим все как есть. Я буду следовать Торе и сохраню ее для себя, для своих потомков, а ты останешься неучем. Ведь мои отцы учили Тору, а твои - нет". Возможно, что в этом есть доля истины, ну и что? Она не перестала быть "наследием общины Яакова" и принадлежит всем. И если душеприказчик пренебрегает своей обязанностью, он уподобляется тому, кто, видя голого и босого царского сына, бредущего под открытым небом, прячет его одежду и обувь.

Существуют уровни святости. Свята Земля Израиля, но святость Иерусалима выше святости и ее, и всего мира. Еще большей святостью обладает Храмовая гора. Но превыше всего святость взаимоотношений Всевышнего и еврейского народа, живая связь, объединяющая евреев с их Творцом. Это "серебряная нить" ("Ко+елет", 12:6; "Игерет +а-кодеш", гл. 5), квинтэссенция святости. И если человеку удается не прервать эту связь, если он дает возможность беспрепятственно изливаться с Небес потоку жизни, он обретает Б-га. Иным путем Всевышний не может нам раскрыться.

Процесс возвращения наследства его владельцам содержит в себе элемент драматизма. Иногда удается выполнить лишь часть этой задачи, порою - совсем незначительную. Иногда можно не дождаться конечного результата. Иногда душеприказчик опасается передать сокровища в ненадежные руки. А иногда наследник уже настолько привыкает быть нищим, что не хочет иметь лишних проблем с большим наследством. Но если ему удается осознать истинное положение вещей, обретенное им поистине бесценно.

Однажды я читал лекцию в одной синагоге. По завершении ее ко мне подошел парень в кипе и рассказал следующее: "Два года назад я учился в буддистском монастыре и совершенно случайно мне в руки попала ваша книга. Я прочел ее и решил вернуться к вере отцов". В тот момент я ощутил счастье от сознания того, что помог еврею обрести утраченное было наследие. Я не дал ему ничего из принадлежащего мне, только вернул его собственность. Его собственную живую связь с Творцом.

" И обратитесь, и живите", - такими словами завершает Йехезкель одно из своих пророчеств (18:32). Еще очень многие нуждаются в этом, и каждый душеприказчик обязан помочь им всем заново сплести "серебряную нить" жизни.




сделать домашней
добавить в закладки

Поиск по сайту

Самые читаемые страницы сегодня

Анонсы материалов
© Copyright IJC 2000-2002   |   Условия перепечатки



Rambler's Top100